​На стройке побывал главный редактор «Коммерсантъ FM» Дмитрий Ловягин. Он рассказал подробности ведущему радио новостей Петру Косенко.

На стройке побывал главный редактор «Коммерсантъ FM» Дмитрий Ловягин. Он рассказал подробности ведущему радио новостей Петру Косенко.

— Я так понимаю, что весь день был посвящен поездке на строительство, что там происходит сейчас? Потому что 8 июня говорили о том, что стройка заморожена, ничего не происходит, стройматериалы не подвозятся и так далее.

— Совершенно верно. 9 июня большой московский десант журналистов, включая представителей «Первого канала» и заканчивая «Новой газетой» и «Лентой.ру», высадился в Анапе для того, чтобы проинспектировать строительство Керченского моста. Безусловно, эта поездка не была связана с тем, что 8 июня журнал Forbes распространил упомянутую вами информацию, она была запланирована гораздо раньше. И 9 июня огромный полк журналистов, которые сперва заполнили борт самолета, а затем целиком автобус, смогли убедиться в том, что строительство Керченского моста продвигается полностью в соответствии с графиком, никаких задержек тут нет. Стучат забивщики свай, курят рабочие. Все происходит так, как должно происходить, то есть все работы на этом проекте двигаются по плану.

— Интригующая, кстати, информация, а курят они в положенных местах рабочие?

— Да. Я бы даже сказал, что это некоторое журналистское преувеличение с моей стороны. Они вообще не курят.

— Специально не курящих, видимо, берут.

— Максимум мы видели одного отдыхающего человека, все остальные работают, все остальные — я позволю себе несколько цифр — это несколько тысяч человек, несколько тысяч единиц тяжелой техники, которые работают на этом направлении. Для того, чтобы понимать, насколько масштабен этот проект: длина Керченского моста, соединяющего материковую Россию и Крым, 19 км, это примерно два Бульварных кольца. Стоимость проекта около 230 млрд руб. Это примерно пять еще не построенных Крестовских стадионов. И все это должно быть закончено примерно к концу 2018 года на одном направлении, на другом направлении — к началу 2019 года.

— Имеется в виду, со стороны Крыма и со стороны материковой России?

— Нет, я имел в виду немножко другое: дело в том, что ведется строительство как автомобильного сообщения, так и железнодорожного. Если двигаться со стороны России, то справа у вас сооружается автомобильная переправа, слева — железнодорожная. Соответственно автомобильная переправа вводится в строй чуть раньше. Железнодорожная чуть позже, с этим и связана разница в сроках.

— Фактически получается два моста. Или эта конструкция неким образом взаимосвязана?

— Это два моста, совершенно верно. Именно под два моста и идет в настоящий момент забивка свай, сооружение опор, сооружение пролетов.

— А пролеты уже стали делать? Потому что это тоже важный знаковый момент.

— Совершенно верно. Именно к сооружению первого пролета и была приурочена эта журналистская инспекция, в состав которой нам удалось попасть. Сегодня и в течение ближайших примерно семи-десяти дней, происходит монтаж, сборка и водружение первого пролета на Керченской переправе. Интересно отметить, что он был изготовлен на Воронежском заводе металлоконструкций и доставлен сюда соответствующим транспортом. При этом не только Воронежский завод, но и еще два российских завода работают над тем, чтобы поставлять сюда металлоконструкции, которые в дальнейшем будут использоваться как пролеты. Фактически вся страна заинтересована в том, чтобы принять участие в этом гигантском проекте, стоимость которого, как я уже сказал, составляет 230 млрд руб., или пять Крестовских стадионов.

— На самом деле, еще рано говорить о конечной стоимости стадиона Крестовский, потому что недавно еще 3 млрд, по-моему, попросили.

— Да, про стадион Крестовский, безусловно, еще рано говорить. Но что касается стоимости металлоконструкций для Керченского моста, то она уже зафиксирована, как нас заверили представители субподрядчика, подрядчик и вообще все, кто ведет это строительство. Отмечу также, что субподрядчиками выступают более 20 российских организаций, и нам удалось посмотреть и сухопутную часть этого проекта, и морскую, а это примерно половина, то есть около 8 км, может быть сухопутная, и примерно столько же морская.

Работает, как я уже сказал, несколько тысяч единиц тяжелой техники. При этом задействована техника Volvo, JCB. Я специально поинтересовался, как она здесь появилась, не попала ли она под санкции. Оказалось, что многие подрядчики приобрели ее еще для того, чтобы участвовать в сооружении олимпийских объектов, соответственно, в Сочи-2014. И после этого были переброшены сюда, где успешно справляются.

— Это был не секрет, кстати, когда проект еще только на бумаге был, говорили о том, что очень много техники именно с олимпийских строек там будет использовано. Один наш коллега хочет узнать, как охраняется мост, потому что он боится, что какие-то там диверсии могут случиться?

— Вы знаете, это забавно, часть журналистов, безусловно, интересовалась, как обстоит дело с безопасностью. Когда мы осматривали морскую часть проекта, с одной стороны нас сопровождали дельфины, с другой стороны — катер пограничников, то есть внимание безопасности уделяется самое пристальное, как уверяют организаторы проекта, и далее, когда будут поставляться строительные материалы и другая инфраструктура для этого проекта, для строительства моста, вся она будет специальным образом проверяться на предмет предотвращения диверсий. Но даже сейчас, во время поездки журналистов, все возможные меры безопасности предпринимаются. Я полагаю, и в дальнейшем в этом смысле все будет хорошо.

— Заинтересовался я этими дельфинами, я подозреваю, что это не простые были дельфины, а специально обученные? Известно же, что на Черном море тренируют именно дельфинов-диверсантов.

— Да, с этим сложно спорить, самый пресловутый дельфинарий, где дельфины-убийцы и прочее. Можно было бы предположить, если бы не то обстоятельство, что они были со стороны пограничного катера. Мне кажется, это двойная страховка. Если бы они, например, появились со стороны Азовского моря, а как известно, Керченский пролив, через который строится Керченский мост, разделяет Черное море и Азовское, я бы, Петр, безусловно, к вам присоединился. А так, мне кажется, это была бы перестраховка, ненужная в нынешних обстоятельствах.

— Я думаю, многих москвичей это тоже заинтересует: было много сообщений, что в процессе подготовки площадей, площадок к строительству было совершено достаточно много любопытных археологических находок. Вам ничего не показывали из этого или не рассказывали?

— Я бы так сказал: уже не показывали, но рассказывали очень много. В частности, рассказали, что в процессе подготовки этого проекта были обследованы целые гектары территории, и были не только совершены археологические находки, но, прежде всего, было осуществлено разминирование целых гектаров, как сухопутной местности, так и акватории. И часть мин, оставшихся со Второй мировой войны, была просто подорвана.

С другой стороны, после того, как биологи обнаружили здесь в известном смысле также, как и на Тверской, какие-то уникальные растения, эти растения были отсюда пересажены на безопасные территории. Мало того, были также обнаружены редкие и уникальные животные, которые также были перевезены на безопасные территории. Все это не могло не впечатлить журналистов, которые здесь побывали, и, конечно, когда мы уже подъехали к строительной площадке, мы были настолько шокированы всем произошедшим перед этим, что дальше просто испытывали трепет и безмолвное восхищение.

Очень интересно отметить: нам экскурсовод об этом тоже довольно подробно рассказывал, что это не первая попытка соединить материковую часть и остров Крым.

— Полуостров все-таки пока что полуостров.

— Да, Крым — полуостров. Предыдущая попытка была предпринята во время Второй мировой войны фашистами, которые оккупировали эту территорию и с помощью талантливого, хотя и ставшего под ошибочные знамена архитектора Альберта Шпеера соорудили фуникулерную переправу. У них весь этот проект занял примерно год, но, тем не менее, они смогли наладить снабжение своих частей, которые находились в Крыму.

Что интересно: после того, как Красная Армия отвоевала эту территорию и освободила ее от оккупантов, она, так же как и советские власти, продолжала пользоваться этой переправой, примерно за 100 дней переделав ее из фуникулерной в автомобильную, то есть положив деревянный настил. И только в 1947 году ледоход нарушил это сообщение. И сейчас мы видим, что вновь попытка соединить материк и полуостров успешно предпринята, как я уже сказал, сперва автомобильное, а потом и железнодорожное сообщения будут восстановлены в конце 2018 года — начале 2019 года. При этом расчетная проходимость переправы составит более 10 млн пассажиров в год, более 10 млн тонн груза в год, а если говорить об автомобильном сообщении, то это более 40 тыс. автомобилей в сутки, которые, благодаря расчетным параметрам моста, как на суше, так и на море, смогут пересекать его со скоростью 120 км/ч.

Источник