Я ни в коем случае не оспариваю стандартную схему. Но у нас случай [с Керченским мостом] уникальный. Вы сами знаете, каковы сроки, стоящие перед нами. И на данный момент я могу констатировать, что решение о единственном исполнителе по проекту демонстрирует не только целесообразность, но и значительные преимущества.

– Почему по Керченскому мосту не было конкурса? Обойтись без конкуренции – все более распространенная практика по большим проектам.

– Как реализуются проекты капитального строительства: формируется идея, далее предпроектная стадия, потом конкурс на проектирование, инженерные изыскания, оценка воздействия на окружающую среду, защита в экологической экспертизе. Разрабатывается проектная документация, делается сводный сметный расчет, затем защита в Главгосэкспертизе. Уже с готовой проектной документацией заказчик проводит конкурс на рабочую документацию, а после того, как весь комплект по проекту готов, еще конкурс по выбору подрядчика. Наконец, подрядчик выходит готовить территорию к строительству, а уже потом начинает строить. Что на выходе? На выходе, пожалуй, 8–10 лет в лучшем случае.

Я ни в коем случае не оспариваю стандартную схему. Но у нас случай [с Керченским мостом] уникальный. Вы сами знаете, каковы сроки, стоящие перед нами. И на данный момент я могу констатировать, что решение о единственном исполнителе по проекту демонстрирует не только целесообразность, но и значительные преимущества. В режиме директивных сроков, но при этом с уже существующей предпроектной базой были мобилизованы значительные ресурсы, в первую очередь проектных организаций. Одновременно шла масштабная подготовка временной инфраструктуры, что позволило нам незамедлительно выйти на стройку, как только был утвержден проект и появилась первая рабочая документация. Проектировщики весь год работали и сейчас продолжают работать бок о бок со строителями.

Если же говорить о конкуренции, то почему вы считаете, что в проекте моста через Керченский пролив ее не было? Была, и еще какая! В 2014 г. в работе над предпроектными проработками участвовали самые именитые проектные организации и все ключевые российские мостостроители. Но в итоге в рамках завершающих конкурентных переговоров с потенциальными подрядчиками, обладающими высокой квалификацией и необходимыми ресурсами, никто не согласился выполнить проект в указанные сроки с учетом предельной стоимости. То есть, по сути, других претендентов на проект и не было. «Стройгазмонтаж» же, став единственным исполнителем по проекту, привлек проектную организацию, которая точно так же единственная из всех участников предпроектного этапа предложила оптимальный вариант по всем параметрам проекта.

– А почему так долго переводили контракт на строительство моста на казначейское сопровождение? Даже задолженность образовалась.

– Вы знаете, что в условиях госконтракта, определенных распоряжением правительства, после получения положительного заключения Главгосэкспертизы мы должны были перевести контракт на расширенное банковское сопровождение. Но незадолго до выхода нашего проекта из экспертизы правительством было решено, что казначейское сопровождение – более приемлемый инструмент контроля за финансовыми потоками по проектам с масштабными государственными инвестициями и мост в Крым не может быть исключением. Дальнейшее – дело техники. Для перевода контракта на казначейское сопровождение необходимо было изменить в том числе более раннее распоряжение правительства – по нашим существенным условиям. Я уж не говорю о том, что нужно было и с самим казначейством выработать дорожную карту по проекту и провести юридические процедуры по самому контракту. Вы говорите, долго переводили? Не могу полностью согласиться. Несмотря на всю эту неизбежную процедуру, стройка шла в бесперебойном режиме, согласно планам. Как только вышло распоряжение правительства, мы тут же перевели контракт на казначейское сопровождение. И сейчас оплата строительно-монтажных работ, выполненных подрядчиком, проводится в полном объеме. Уже, например, выплачено около 11 млрд руб. Плюс подрядчик параллельно закрывает работы, проведенные в счет аванса. Напомню: в 2015 г. «Стройгазмонтаж» получил аванс почти в 49 млрд руб.

– Цена Керченского моста сейчас 228 млрд руб. Он еще может подорожать?

– То, что проекты дорожают, – еще один миф. Как минимум миф в сфере проектов Росавтодора. Ни один из 10 объектов Росавтодора в Сочи не подорожал. Дублер Курортного проспекта не подорожал. К саммиту АТЭС ни один объект не был сдан со срывом срока или ростом стоимости. Все экспертизы на Керченский мост пройдены, технология отработана, смета утверждена и изменению не подлежит.

Источник